Для экспортеров появятся новые онлайн-сервисы

Интервью Генерального директора АО «РЭЦ» Вероники Никишиной Российской газете:

Какую поддержку получают сейчас экспортеры, как продвигать товары за рубеж при закрытых границах и чем нашим производителям помогают китайские блогеры, рассказала в интервью "РГ" глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Вероника Никишина.

Как показала себя платформа "одного окна" для экспортеров, запущенная в конце 2020 года? Какие услуги сейчас на ней доступны?

Вероника Никишина: Запущено 10 сервисов, но самые популярные - два суперсервиса - по компенсации расходов на транспортировку и участию в выставках, сейчас они проходят этап отладки. Каждым из них за первые полгода работы платформы воспользовались более 1500 раз.

Программа по транспортировке - очень сложный программный продукт. В нем реализован принципиально новый подход к предоставлению услуг в электронном виде. Например, мы собираем информацию из информационных систем органов власти, а не требуем ее от экспортера, осуществляем автоматические проверки еще на этапе заполнения заявления, что снижает количество технических ошибок и расхождений в данных. Кроме того, мы используем сведения, а не сканы документов, что позволяет проводить проверку в автоматическом режиме.

Такие задачи еще никто не решал. Наш подход предъявляет совершенно новые требования и к информационным системам органов власти, и к системам межведомственного взаимодействия, и к самой процедуре принятия решения. Большое количество участников и масштаб изменений безусловно сказывается на длительности тестирования и отладки. Мы начали "боевое" тестирование с участием экспортеров осенью 2020 года и рассчитываем за 10-12 месяцев его закончить, что в целом нормально для продуктов такого масштаба.

"Обкатка" идет на реальных кейсах?

Вероника Никишина: Да, мы работаем на "боевых" заявках, суперсервис работает. При этом мы внимательно отслеживаем, что происходит с заявками, чтобы никто из экспортеров не пострадал. Наши сотрудники и подрядчики продолжают сопровождать каждую заявку на случай, если сервис будет выдавать какие-то пока еще невидимые нам ошибки. Контролируем стабильность работы сервиса, потому что он очень сложный. Такая обкатка будет продолжаться еще где-то год.

"Одно окно" начали разрабатывать давно. Почему всего два суперсервиса?

Вероника Никишина: Изначально РЭЦ должен был стать лишь медиатором между экспортерами и органами власти - экспортер приносил бы в РЭЦ документы как в точку входа, а РЭЦ бы их передавал в профильные ведомства. Прошлым летом мы пересмотрели концепцию - она явно не соответствовала времени и не отвечала потребностям экспортеров.

Реализованная концепция предполагает, что все происходит, во-первых, только в электронном виде, во-вторых, экспортер получает решение своей жизненной ситуации под ключ и не знает про всю внутреннюю кухню межведомственного взаимодействия, в-третьих, все данные, единожды собранные в систему, сохраняются и используются повторно, чтобы экспортеру не приходилось каждый раз собирать одни и те же справки. За год мы проделали невероятный объем работы. По сути "одно окно" - это результат синергии информационных систем РЭЦ, ФТС, ФНС, Минпромторга и других ведомств. Чтобы достичь такого эффекта пришлось не только разработать сервис на платформе "Одно окно", но и доработать ведомственные информационные системы, изменить формат взаимодействия с ведомствами, переписать правила предоставления услуг и сервисов. И это потребовано огромной работы со стороны ведомств.

В работе сервисов, которые были реализованы в первую очередь, участвуют наиболее продвинутые ведомства. Но процесс изменений, которые мы инициировали, затронет значительно большее количество ведомств и по мере их готовности на платформе "Одного окна" будут появляться новые сервисы. До конца года мы планируем запустить еще ряд сервисов, которые очень ждут экспортеры, - это витрина провайдеров услуг для экспортеров, получение разрешительных документов. В начале лета заработал еще один очень востребованный сервис - автоматический подбор маркетплейсов.

"Почта России" говорит о большом потоке онлайн-экспорта в Европу, а РЭЦ сосредоточен на Китае. Почему?

Вероника Никишина: Почта - крупнейший логистический оператор, она идет за рынком - доставляет посылки туда, куда нужно клиенту. И сейчас действительно большой объем посылок в Европу.

Поэтому, следуя это рыночной потребности, мы открываем наш национальный магазин на немецком филиале Amazon, с выходом на другие рынки Европы. В этом проекте почта будет нашим оператором. На онлайн-полке будет довольно широкий ассортимент продукции, включая товары для дома, украшения, одежду.

На другие регионы такого же интенсивного плеча почтовых посылок нет. Если мы ими будем заниматься, то почта туда тоже увеличит свои потоки, и мы увидим это в статистике. Задача РЭЦ - обеспечить запрос, чтобы через различные маркетплейсы можно было искать своего покупателя в других регионах, а почта как логист уже доставит эти посылки.

Сейчас у нас с "Почтой России" есть два совместных проекта. Это новый национальный магазин и сервис по подбору и размещению на маркетплейсах. В "одном окне" мы дадим возможность экспортеру разместиться сразу на 78 маркетплейсах, с которыми сотрудничаем. И там в автоматическом режиме ему будет предлагаться почтовое отделение, откуда его посылка почтой будет доставлена до покупателя. То есть помимо возможности разместиться сразу на десятках маркетплейсов мы решаем проблему доставки до конечного покупателя.

Ситуация с Китаем - особая. Мы де-факто живем в разных интернет-пространствах. Наши экспортеры работают на разных маркетплейсах, но если платформа не китайская, то китайские потребители их не увидят. Мы пошли за интересом покупателя и открыли на китайской платформе Tmall национальный магазин.

Кстати, российский магазин стал с большим отрывом лидером по продажам среди всех национальных магазинов, которые размещены на этой платформе. На этой платформе от каждой страны может быть только один национальный магазин. По правилам площадки у него должен быть оптовый склад, чтобы обеспечить быструю доставку до китайского потребителя. Туда мы довозим оптовые партии, которые в розницу оттуда разбираются. Причем доставка занимает не больше двух дней.

Что там больше продается?

Вероника Никишина: В основном продукты питания. Предварительно мы вместе с экспортером достаточно скрупулезно адаптируем продукцию ко вкусовым предпочтениям местных потребителей. Подобрать упаковку, надписи, иллюстрацию, адаптировать состав - это большая подготовительная работа, которая часто не видна со стороны.

Кроме того, мы отбираем продукцию, которую представим в национальном магазине. Мы не ставим все подряд, анализируем, что будет востребовано. В результате конверсия в продажи у нас достаточно высокая. За прошлый год было более миллиона продаж. Если учесть, что это розница, это китайский рынок, незнакомый и очень сложный, а поставщики в основном малые предприятия, - то это очень показательный успех.

Как вы продвигаете этот онлайн-павильон?

Вероника Никишина: Делаем ставку на продвижение через лидеров общественного мнения - китайских блогеров. Они продают нашу продукцию в прямых эфирах. Мы на Tmall сотрудничаем с разными блогерами. Так мы рекламировали мороженое и шоколадные конфеты, муку, пастилу, мороженое и крекеры. Китайцы в хорошем смысле продвинуты в плане здорового питания, экологически чистых продуктов. А российская пищевая продукция этим запросам соответствует.

В Шанхае у нас есть офлайн-павильон российской продукции, в котором представлены аналогичные товары, что и на Tmall.

В онлайн-экспорте случаются возвраты, и российским поставщикам приходится оформлять реимпорт. Как при этом избежать уплаты ввозных пошлин?

Вероника Никишина: Регулирование предусматривает процедуру реимпорта без необходимости уплаты ввозных пошлин. Но проблема возникает при идентификации товара, так как таможне нужно удостовериться, что реимпортируемый товар - именно тот, которые был ранее вывезен. Здесь возникают сложности, на данный момент нет полного перечня сведений, которые для этого требуются. В первую очередь, это касается предметов одежды, аксессуаров стоимостью свыше беспошлинного порога в 200 евро. Сейчас готовится пилотный проект с ФТС России и ключевыми маркетплейсами, заинтересованными в реализации такой процедуры. Он будет запущен, как только будет принято постановление правительства.

Поправки в законодательство о либерализации валютного контроля официально утверждены. Какие ограничения они снимают?

Вероника Никишина: В прошлом году была отменена репатриация валютной выручки для рублевых сделок, теперь такое же решение принято для возврата выручки по экспортным контрактам в иностранной валюте. Причем оно распространятся не только на экспорт товаров, но и на экспорт услуг.

Другое важное послабление для экспортеров: увеличен порог невозврата валютной выручки, после которого наступает административная или уголовная ответственность. Также увеличены сроки допустимого невозврата.

Планируется и дальнейшая либерализация регулирования: будет расширен перечень ситуаций, когда репатриация валютной выручки считается выполненной - например, за счет встречных требований с контрагентами или при использовании банковской гарантии, договоров займа. Изменения на этот счет запланированы и в общенациональном плане, и в дорожной карте "Трансформация делового климата".

Мотивация к экспорту возникает, если нет страха перед не зависящими от тебя факторами, за которые могут быть применены серьезные меры наказания. Поэтому в планах дальнейшее облегчение валютного законодательства.

Мы также рассчитываем на переход к риск-ориентированному валютному контролю. Если сейчас контролируется все, то в будущем ожидаем, что контролироваться будут только сомнительные валютные операции.

Что происходит с выставками и ярмарками, которые так важны для продвижения за рубежом?

Вероника Никишина: После паузы в 2020 году выставочная активность постепенно приходит в норму. Границы открываются, наши экспортеры уже приняли участие в трех крупнейших международных выставках, это - Gulfood и Arab Health в Дубае и SIAL China в Шанхае, где заключили экспортные контракты на общую сумму около 115 млн рублей.

Сейчас мы активно готовимся к международной выставке информационных технологий региона Персидского залива GITEX Technology Week 2021, где примут участие 36 высокотехнологичных российских компаний.

В 2021 году планируем провести 23 бизнес-миссии в онлайн-формате и пять деловых офлайн-миссий для экспортеров химической, энергетической, нефтегазовой, фармацевтической и косметической отраслей, а также производителей специализированного и тяжелого машиностроения, решений в сфере информационной безопасности и ИТ, АПК.

Также, произошли важные изменения в порядке участия в таких мероприятиях. Раньше участие в выставках означало участие в национальных павильонах, которые РЭЦ застраивал. Это не всегда было удобно экспортерам. Им хотелось стоять либо в каком-то другом павильоне, либо участвовать в тех выставках, в которых нацпавильоны мы не застраивали. То есть оставалась не охваченная мерами господдержки ниша.

С этого года экспортеры получили возможность компенсировать расходы, понесенные ими индивидуально. Мы пошли даже дальше - не стали формировать закрытый перечень выставок, а дали возможность участвовать в любой выставке, в которой хочет экспортер.

Единственное условие - и оно очень важное, потому что это все-таки бюджетные деньги - экспортеры в течение года после участия в выставке должны приносить экспортные контракты. Никакого "выставочного туризма" мы не поощряем. К сожалению, бывали примеры, когда экспортеры приезжали на выставку, полдня стояли на стенде, а потом его закрывали и шли купаться на море. Это создавало большие репутационные и финансовые риски. Сейчас мы тщательно отслеживаем, чтобы экспортеры, которые участвуют в выставках за счет мер господдержки, активно работали на заключение контрактов.

По каким критериям оценивается эффективность РЭЦ?

Вероника Никишина: У нас есть два основных критерия, по которым оценивается эффективность РЭЦ - это объем поддержанного экспорта и количество поддержанных экспортеров. Такая двойная оценка помогает соблюдать баланс. В прошлом году мы поддержали экспорт на 19,3 млрд долларов. Львиную долю в этих KPI занимают наши финансовые меры поддержки - 17 млрд долларов. У нас есть крупные клиенты, но мы помогаем и средним, и малым, и микрокомпаниям, потому как есть второй KPI - количество поддержанных экспортеров.

Более 90% наших клиентов в прошлом году получили нефинансовую, образовательную и агентскую поддержку. В основном, это компании МСП, и тут мы стараемся всегда реагировать и меняться под их запросы, притом, что большинство этих услуг совершенно бесплатны для наших клиентов.

Нам также важно, чтобы прирост наших показателей был приростом общего объема несырьевого неэнергетического экспорта России.

Но есть клиенты, которые пока еще находятся на гораздо более ранних стадиях экспортного цикла, и эффект от мер поддержки для них гораздо более отдален во времени. Мы оцениваем готовность к экспорту и подбираем максимально эффективные именно для них инструменты, чтобы экспортный потенциал компании был максимально реализован, и в дальнейшем мы увидели заключенные экспортные контракты.

Перед нами всегда стоит дилемма - либо, чтобы выполнить KPI, надо отказываться от таких клиентов, но это неправильно, либо мы занимаемся поддержкой любых клиентов, но эффект зачастую отложен во времени. Пока удается соблюсти баланс.


Источник: exportcenter.ru

13.07.2021 30

<< Возврат к списку