С чего начался бум на финтех и при чем тут инфляция

Частные финтех-компании в первом полугодии 2021 года показали рекордный рост — на европейском рынке появилось как минимум девять финансовых «единорогов», каждый доллар из пяти инвестируют в финтех-компании. В России аналитики Sova Capital отмечают перспективы похода в финтех у «Яндекса», который закрыл сделку по покупке банка «Акрополь».

Затевая проект Revolut, Николай Сторонский F 107 искал деньги на запуск среди своих знакомым из физтеха. А в июле 2021 года его компания стала самым дорогим финтех-стартапом Великобритании: в очередном раунде инвестиций ее оценили в $33 млрд. Это в шесть раз больше, чем полтора года назад, когда Revolut оценили в $5,5 млрд.

И Revolut не один такой. Самый дорогой финтех-стартап Европы — шведский сервис рассрочки Klarna, который в начале июня этого года привлек $640 млн при оценке в $45,6 млрд. Это в четыре с половиной раза больше по сравнению с предыдущим раундом в сентябре прошлого года.

В США есть еще более дорогие «финтехи»: здесь самый дорогой стартап в этой сфере — Stripe, занятый технологией приема и обработки платежей — «стоит» $95 млрд.

«Стадо» финтехов

В мире наблюдается настоящий бум финтех-стартапов. В списке 20 крупнейших непубличных «единорогов» мира — восемь финтех-компаний. Только в первом квартале 2021 года финтех-компании во всем мире привлекли $22,8 млрд — в два раза больше, чем кварталом ранее, следует из материалов аналитической компании CB Insights. В США, по данным CB Insights, финтех-компании привлекли $12,8 млрд в первом квартале 2021 года, что на 220% больше, чем за тот же период 2020 года. Средняя оценка 11 крупнейших финтех-компаний США на 8 июня 2021 года по версии американского Forbes составляет $19,5 млрд, что в два раза выше среднего показателя прошлого года.

Американский Forbes пишет: за 2020 год оценка крупнейших финтех-стартапов США удвоилась или даже утроилась. 20 компаний из списка Forbes Fintech 50 — новички, большинство занимаются персональными финансами. Одна из таких компаний — онлайн-брокер Robinhood Markets, которая 19 июля подала бумаги на IPO в Комиссию по ценным бумагам и биржам США, брокеры планируют привлечь больше $2 млрд и рассчитывают, что рыночная стоимость компании увеличится до $33 млрд.

Goldman Sachs в записке для инвесторов пишет о буме финтех-сектора в Европе — отрасль привлекла наибольшую долю венчурного финансирования с 2018 года — около 20% от общего числа инвестиций в $17,9 млрд за первый квартал. В Европе в первом квартале 2021 года появилось девять новых финтех-«единорогов» против одного в прошлом году (это нидерландский стартап для интеграции платежей Mollie), следовало из майского отчета инвестбанка. И их количество растет — уже после выхода отчета нидерландский стартап Pleo, который делает ПО для управления корпоративными расходами через «умные» банковские карты, 6 июня привлек $150 млн и получил оценку в $1,7 млрд.

Ложка дегтя

Основных причин такого бума финтехов несколько. Первая — пандемия, из-за которой финтех-компании оказались кровеносной системой пост-ковидной экономики, что позволило им привлечь к себе внимание инвесторов, говорит Гурьянов. Например, Stripe обслуживает электронную торговлю, Marqeta — сервисы доставки, SynapseFI позволяет банкам быстрее переходить из оффлайна в онлайн, а Blend — помогает пользователями рефинансировать ипотеку.

Вторая причина успеха финтех-компаний — бурное развитие рынков розничных инвестиций и портфельного робоэдвайзинга — автоматизированных онлайн-сервисов по управлению инвестициями, считает Логинов.

Аналитики Goldman Sachs в своем отчете по «европейскому» финтеху называют еще одну причину роста европейских финтех-компаний — это запуск европейской платежной инициативы (EPI) — вместо разрозненных платежных систем, к примеру, Cartes Bancaires во Франции или Bancontact в Бельгии, появилась единая картой с цифровым кошельком, которую можно использовать по всей Европе. Кроме того, власти ЕС приняли вторую директиву о поставщиках платежных услуг, которая позволяет банкам и сторонним поставщикам с разрешения клиентов обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде.

«Мир со времен мирового финансового кризиса застрял в режиме хронической сверх-мягкой денежной политики. Этот поток дешевых денег во многом абсорбируют финансовые организации, которым эти деньги нужно куда-то инвестировать. Так как облигации предлагают мизерную доходность и публичные акции очень щедро оценены, возник спрос на экзотические варианты заработка, включая alternative assets (особенно венчурные инвестиции и частный капитал). Более наглядно — условный гигантский пенсионный фонд, который в 2005-м сидел в портфелях облигаций и публично торгуемых акций в соотношении 60% и 40%, стал активно направлять значительную долю своих средств в венчурные фонды», — говорит партнер Capital Lab Евгений Шатов. «При всех технологических изменениях, которые произошли, просто не существует бесконечного количества бизнес-моделей, которые будут абсорбировать все эти деньги. Появляется несколько десятков или даже сотен и тысяч компаний, которые лидируют в своих секторах и весь океан существующей ликвидности борется за возможность получить долю в этих компаниях. По сути, это просто инфляция», — добавляет он ложку дегтя.

А что в России?

«Яндекс» только что закрыл сделку по покупке банка «Акрополь» и намерен строить финтех-вертикаль внутри себя. Ее создание сделает экосистему «Яндекса» более целостной, повысит лояльность пользователей, а также станет бустером для курса акций компании, пишут аналитики Sova Capital. Сейчас «Яндекс» стоит $24,9 млрд, год назад — $20,9 млрд. А вот капитализация самого знакового российского финтеха — Tinkoff — с конца прошлого года выросла почти в три раза — с $6,7 млрд до $17,4 млрд. Но больше в России ничего особенно примечательного на рынке финтеха нет.

Состояние венчурного сектора в России достаточно слабое и, как правило, в роли инвесторов выступают венчурные подразделения в составе более крупных государственных, квазигосударственных и олигархических групп с целью выполнения мандата — куда-нибудь вложить деньги, говорит Шатов. По его наблюдению, в России делаются попытки консолидировать основные ниши вокруг два-три холдингов, наподобие «Сбера», «Яндекса», «Тинькофф». «Как минимум в первом случае сложно говорить о том, что видение команды Германа Грефа представляет собой признак формирования здоровой стабильной и международно интегрированной венчурной экосистемы. В Revolut, например, заходил Softbank через его гигантский Vision Fund. Сложно себе представить, что такому фонду власти дадут инвестировать в стартап с большим потенциалом в России», — говорит он. В России сделки с самыми перспективными компаниями совершаются в основном внутренними командами крупных квазигосударственных конгломератов, включая «Сбер», Mail.ru и «Яндекс».


Источник: forbes.ru

22.07.2021 41

<< Возврат к списку