Токсичная госпомощь и мягкая посадка: как российский бизнес пережил кризис

Наученные горьким опытом российские компании предпочитают иметь больше запасов, меньше долгов и гибкие отношения с работниками. Это позволило пройти кризисный 2020 год с меньшими, чем во многих развитых странах, потерями, но в будущем грозит слабым экономическим ростом, считают исследователи из Высшей школы экономики Юрий Симачев и Андрей Яковлев. В целом кризис показал, что государству трудно успеть за быстрыми переменами, происходящими в сфере услуг. Ему проще иметь дело с крупными компаниями в традиционных отраслях, а не с новыми сервисами.

В 2020 году пандемия привела к самому глубокому спаду в мировой экономике со времен Великой депрессии 1929-33 годов. Новый экономический кризис серьезно отличался от предыдущих. Введенные правительствами карантинные меры искусственно ограничили предложение в экономике, прежде всего в секторах, работающих на конечных потребителей. Основными пострадавшими оказалась сфера услуг и доминирующие там малые фирмы. При этом проблемы, возникшие у многих компаний, не были связаны с их конкурентоспособностью.

Награда выжившим

В рамках совместного проекта ВШЭ и РСПП, реализованного осенью 2020 — весной 2021 года, мы попытались оценить последствия вызванного пандемией кризиса для российской экономики. В своем анализе мы опирались на отечественную и международную статистику и отраслевые обзоры, а также провели свыше 40 интервью с руководителями предприятий и бизнес-ассоциаций в шести больших отраслях: розничная торговля, IТ-сектор, туризм, фармацевтика, химическая промышленность и автомобилестроение.

Анализ собранных данных позволил сделать следующие выводы:

* Вопреки мрачным прогнозам, звучавшим весной 2020 года, спад в экономике России в целом оказался меньше, чем в странах ЕС: снижение российского ВВП в прошлом году составило 3,1% против 4,9% в Германии и 8,1% во Франции. Этот результат отчасти объясняет структура российской экономики — небольшая доля сектора услуг и малого бизнеса.

Свою роль сыграла и относительная мягкость ограничительных мер, применявшихся правительством. Вместе с тем наши интервью показали, что одной из причин «мягкой посадки» стала большая устойчивость российских фирм, связанная с их готовностью к разного рода стрессовым ситуациям. Сегодня на российском рынке работают те предприятия, которые смогли успешно пройти через острые кризисы 2008-2009 и 2014-2015 годов. Страхуясь от неожиданностей, они предпочитали иметь больше запасов, меньший уровень задолженности, выстраивать гибкие схемы взаимодействия с работниками. До кризиса такая стратегия снижала эффективность российских фирм в сравнении с зарубежными конкурентами и ограничивала их темпы роста, но в 2020 году она позволила легче адаптироваться к шоку COVID-19 и снизить потери для бизнеса.

* Несмотря на ограниченные объемы господдержки и ее запаздывание практически во всех секторах, респонденты отметили расширение коммуникаций между государством и бизнесом в 2020 году.

Инициаторами этого процесса, как правило, были профильные ведомства, заинтересованные в оперативном получении информации от предпринимателей. В итоге удалось решить часть проблем, с которыми сталкиваются компании, прежде всего в сфере административного регулирования. Например, в фармацевтике были введены дистанционная торговля безрецептурными лекарственными средствами и процедура ускоренной регистрации и экспертизы качества лекарств, а также разрешена регистрация препаратов на основании доклинических исследований. Вместе с тем, как отмечалось в интервью, большинство проблем, с которыми сталкивались фирмы, возникло еще до кризиса и они не решались в течение многих лет.

* Антикризисная политика правительства имела разные эффекты для разных отраслей и разных типов предприятий.

В частности, можно выделять отрасли с преимущественно вертикальной координацией (добыча полезных ископаемых, машиностроение, химия, металлургия) и отрасли с преимущественно горизонтальной координацией (торговля, IТ-сектор, туристическая индустрия, потребительские услуги). Первая группа отраслей более чувствительна к монополизму контрагентов в цепочках поставок и переключению поставщиков на внешние рынки. При этом там преобладают крупные предприятия, с которыми правительству проще взаимодействовать. После прошлых кризисов государство смогло выстроить механизмы поддержки для этих отраслей.

Вторая группа в основном представлена малыми и средними фирмами, которые более чувствительны к административным барьерам и дефициту квалифицированных кадров. Именно эти отрасли в 2020 году в большей степени нуждались в помощи, однако в интервью многие респонденты, отталкиваясь от своего прошлого опыта, говорили о «токсичности господдержки» — когда после получения компанией бюджетных средств начинались проверки и санкции со стороны разных контрольных органов. Больше всего таких комментариев звучало со стороны представителей IТ-бизнеса, которые прямо говорили о возросшем в 2020 году числе уголовных дел против предпринимателей.

Надежность важнее

В целом кризис показал, что государству трудно успеть за быстрыми переменами, происходящими в сфере услуг. Ему проще иметь дело с крупными компаниями в традиционных отраслях, а не с новыми сервисами.

С другой стороны, сами компании извлекли уроки из прошлых кризисов и научились реагировать на новые. Секторы с горизонтальной координацией ускорили цифровую трансформацию и внедрение новых бизнес-моделей. При этом в выигрыше оказались те компании, которые активно осваивали цифровые технологии еще в спокойные времена. В секторах с вертикальной координацией реакцией на ухудшение условий стало повышение надежности кооперационных цепочек, внимание к развитию сетей поставок и контролю за формированием цен, внедрение цифровых технологий для снижения издержек. Можно сказать, что политика компаний сместилась от повышения эффективности к усилению надежности. Результатом, скорее всего, будет слабый рост экономики — при большей способности противостоять внешним шокам.


Источник: forbes.ru

11.05.2021 44

<< Возврат к списку